О культе личности в социализме

<<<О культе личности в социализме>>>

В детстве, когда я был октябрёнком - организация детей, которые... в общем любили месяц Октябрь и всё, что с ним связано, то в процессе обучения в школе, нас водили в музей им. В.И.Ленина. Он был расположен возле Оперного театра во Львове, в здании бывшего музея Промышленности. В музее экспонировались вещи, связанные с жизнью Владимира Ильича - стол, стул, карандаши, книги, записные книжки, фото на фоне шалаша. Отдельная глава экспозиции была посвящена покушению на него Фанни Каплан. Еврейский мальчик, обладающий живым воображением и при этом начитавшийся книг - я представлял себе Каплан, как тренированного боевика, которая раскидывает приёмами какой-то секретной борьбы, сильных, но не тренированных рабочих и матросов, окружающих Ильича и стреляюшая в него, пуля за пулей, из револьвера или даже двух сразу. На меня особое впечатление производил костюм Ленина с дырочками от пуль. Я даже думал, что какая честь выпала городу Львову, что именно в его музее Ленина, хранится костюм, который был на нём во время покушения. На Каплан я хранил злость - из-за неё Ильич умер, а ведь мог жить и жить и сделать нас, советских людей, ещё более счастливыми.
Прошло время и когда я уже стал пионером, я даже не пошёл в Мавзолей. Было несколько причин - было холодно, надо было вставать в 4 часа утра, занимать очередь и где-то к полудня подойти и увидеть труп Ленина. А вдруг он оживёт, как в фильме ужасов?
Прошло время, я подрос и узнал, что Фанни Каплан была практически близорукой и не могла бы попасть в Ленина, даже с трёх шагов и покушение, как бы и не было её рук делом. Владимир Ильич умер не в результате полученных ран, а сифилиса. Костюм с дырочками, оказывается был не настоящим - в СССР был целый институт, где изучали дело Ленина,его жизнь, писал идисертации, защищали кандидатские и докторские и ... делали предметы обихода Ильича, его быта, а затем рассылали их по музеям Ленина, которые были в каждом городе и районном или областном центре. В каждом городе и городке, ребёнок приходил и видел костюм со следами пулевых отверстий, которые сделали умные дяди. Так вот, культ Ленина, это такие был культ, а то, что в Израиле, когда выступают внук, внучка и собачка Жучка и рассказывают о деле Рабина, это не культ, а так культик.
Местные упоротые на "мирном процессе", конечно переименовали площадь Царей Израиля на площадь Рабина, переименовали больницы, улицы и сделали фонды, но до дела Ленина им ещё расти и расти, хотя социалисты, надо отдать им должное, задвинуты на церемониях и культах и строят себе мавзолеи везде, где проросли зёрна их идеологии. Лет 20 назад, только в очень кулуарных разговорах, можно было вообще усомниться, в правильности жизненного пути Рабина и был большой шанс, что тебя причислят к экстремистам.
Сейчас, народ понемногу то ли поумнел, то ли его достали и понятно многим, что Игаль Амир на роль убийцы особо не годиться, да и ШАБАК прилошил руку со своим агентом Шампанией. Конечно, раз в год, полоумные активизируются и скоро внука и внучка, а также Жучку, сменят правнуки Рабина, которые будут рассказывать, как они выросли в тени своего великого деда. Лично я считаю, что если родня Рабина хочет подискутировать о деле своего родственника, то пускай не делают это на церемониях своих идеологических стороников, а поговорят с родственниками погибших в терактах и теми, кто сидит под обстрелами террористов Газы, из-за их деда.
Как израильтянин, хочу сказать, что самое плохое, что было со мной в Израиле - это когда к власти пришли социалисты с их лидером Рабином и подвергли страну опасности. А по поводу Игаля Амира - сильно сомневаюсь, что он стрелял в Рабина, но даже если и так, то своё он отсидел от звонка до звонка и приехал я в Израиль не для того, чтобы культ одного бешеного социалиста сменить на другой.

Таблетка от всего

Вечером, меня пригласил в гости товарищ - делали шашлыки в парке и никакие откнекивания не помогали, даже несмотря на то, что я болен и лежу в постели. В конечном итоге, израильская осень - это не львовская и не идёт тут тыжёлых проливных дождей, а просто сидишь себе в благоустроенном парке, на скамейке со столиками, а рядом туалеты, чистая вода, мыло, а напротив тебя озеро в котором отражается воздушный шар и дома в воде. Миша, товарищ, возмутился тем количеством таблеток, которые мне выписали и никакие отговорки, что ещё позавчера, я не мог самостоятельно встать с кровати не помогали.
Вдруг в парке, я увидел себя со стороны, словно сверху, откуда-то с высоты крон деревьев. Видел себя тяжелого, усатого, какого-то поникшего. Немного напряженного и подавленного. Почему-то вспомнил, бабушку со стороны отца. Её звали Майя. Она всегда болела и возле её постели, они жили в одной комнате, там на улице Красной Гвардии, боковой от Невского, коробку с лекарствами. Такую обувную коробку, забитую лекарствами. Постоянно чего-то пила и принимала, какие-то таблетки, пилюли. От чего, я даже не знаю. Отец, заходил со мной, когда мы ставили машину в гараж и он после посещал свою маму. Она редко бывала у нас дома - обе бабушки друг друга не очень хорошо воспринимали. Странно, что теперь они лежать в соседних могилах, когда при жизни держались друг с другом на расстоянии. Таблетки ей не помогали, да и непонятно для чего они были нужны. У меня возле кровати стоит такая же коробка с таблетками и я пытаюсь принять ту таблетку, которая не вылечит меня, а исправит мою жизнь. Словно смогу её отмотать назад и всё сделать правильно, по-другому. Принимаешь таблетку, а она не даёт эффекта.
Один раз, я был голодный и они меня угощали колбасой. Там попался какой-то хрящ и я себе больно надкусил себе зуб. Потом жаловался бабушке Даше, что мне дали "колбасу с камешками". Ехали с отцом обратно трамваем, с Привокзальной, когда шёл дождь или зимой. Летом шли через парк Костюшко вниз.
Однажды с мамой и отцом, мы решили зимой сократить дорогу и пошли через Политехнический институт. Там закрыли ворота и мы блуждали долгое время, я даже не знаю, сколько, пока отец не нашёл сторожа и тот открыл ворота. Мне казалось тогда, что мы блуждаем целую вечность в этой зиме.
Я всё вспоминаю, какие-то моменты из детства и этих людей и не понимаю для чего, если они уж все мертвы и из их числа остался я один.

5780

Очередной Судный день и очередной Новый Год по-еврейскому календарю, 5780 год истории. Год прошёл на редкость нервно и неспокойно, а может я и сам создавал себе причины для нервотрёпки? Скорее всего да. Работа, будничная и скучная - особых перспектив роста я там не вижу, да и смешно думать о перспективах, когда тебе уже под пятый десяток. Хотя периодически возникают какие-топ приятные моменты в моей работе. Чего-то учусь, чего-то узнаю, но должен признать, что выбранная мной специальность это не моя. Просто пока работал в газете, даже несмотря на небольшую зарплату, я имел свою зону комфорта и мог уединиться. Потом работа, в ночную смену, когда кроме меня и пару виртуальных серверов ничего не было. О, как я был счастлив, садясь за руль маленького и смешного "Хендая" и мча, насколько позволяла его маленький мотор, по ночному шоссе домой. Был я тогда счастлив больше, чем наверное какой-то миллиардер или известный спортсмен - это ночное и практически пустое ночное шоссе. Выходишь в одно и тоже время, садишься в машину и едешь. Подъезжаешь к светофору, за тобой приезжает какой-то мужик и где-то на пятый или четвертый раз, пока горит красный, вы начинаете с ним здороваться и даже желать счастливого праздника. Всему конец положили две внезапные смерти - сначала Амир, затем мама. Ещё на похоронах Амира, выйдя в дурном настроении, я поехал в спортзал - знаете, есть возможность уединиться, если у вас есть затычки для ушей. Тренируешься, делаешь механические движения и сам думаешь о том, о чём хочешь. Тогда в спортзале, я чётко чувствовал, что скоро поеду на кладбище снова. Чувствовал, что кто-то должен умереть, но ничего не приходило в голову... А может приходило и я трусливо гнал от себя эти мысли? Как бы-то ни было, я остался один, совсем один, если не считать... Да кого считать? Ну не котов же... Дже умудрился с сестрой приехать с утра на кладбище, помыть могилы и не поругаться. Были поводы - всё кладбище, было забито машинами, словно не Дом Покоя, как переводят с иврита, а какое-то поле, где выставляют подерженные автомобили на продажу. Ладно, хоть вместе смогли побывать на кладбище, раз в году, получилось.
Год прошёл, без особых событий и когда покойная мама сокрушалась, что оставила меня одного, на что я саркастически хмыкал, то я и не представлял, насколько я остался один. Трудно оспорить слова мамы и наверное, мне всё-таки кажется, что где-то там, есть что-то, что она видит меня и понимает, как она была права. Немало усилий приложил и я, чтобы остаться одному. Так было нужно, я многие годы обманывал себя, считая некоторых людей, близкими мне и почему-о причисляя их, возводя в статус моих друзей. В этом году я вычеркнул их из друзей, из своей жизни... Даже не вычеркнул - я никогда не был в списке их друзей и не был им хоть мало-мальски дорог. Я был удобен, безвреден и забавен, не обижался на насмешку и считал за счастье, что стал частью той или иной компании. Приходит пора, что либо ты, либо тебе, говорят правду, что ты чужак - то, что я знал всегда. И теперь спокойно, со нанием этого, я вычеркнул из числа друзей, из числа одноклассников, этих людей и живу себе счастливо и спокойно. Как хорошо тёплой осенью в Израиле.
Я вычеркнул из свой жизни Львов - это всё далёкое прошлое, от которого, после смерти мамы, ничего и не осталось, так какая-то невнятная тень и смутные воспоминания. Ностальгия прошла совсем и ничего там не держит. Кроме могил...
За последние полгода, я всё больше слышу о могилах и всё больше людей, вокруг меня, умирают. Началось с бедняги Арнона, который совершил самоубийство. Он был мягкий, добродушный и ленивый человек, наверное этим и раздражал меня. Поэтому, когда позвонил Ури и сообщил, что Арнон умер, я подумал, что авария, дорожная... Увы, бедняга, совершил самоубийство - пусть будет благословенна его память. Конечно, самоубийство это не самый положительный поступок и разумный, но
этот мир был слишком для него жесток. Даже странно, что Арнон на него осмелился. Наверно, это самый его смелый поступок, за его жизнь. Пусть уж простит меня, я был к нему несправедлив.
Тихо скончалась летом Лена Касьян, после долгой борьбы за свою жизнь. Видимо устав от борьбы, от постоянных процедур, она была готова уйти. Точнее, не была готова, её дух был готов бороться, но тело оказалось слабее. Как человек зависит от своего тела? Чуть у нас заболит и мы становимся беспомощны. Лена ушла и я больше не прочитаю её новых рассказов о том Львове, который я помню - с дворами, соседями, семейными праздниками и ссорами, а как же без них. Попрощалась и умерла, красиво.
Умерли певцы и артисты - Вилли Токарев, чей "Шумный балаган", я могу почти на память рассказать - сколько раз я слышал его с покойным отцом, по ночам, на даче, в Глинонаварии. Странно, что за всё время визитов, я так туда и не поехал... Хотя зачем? Чужие люди, чужое место - всё прошло.
Просто мне казалось, что он будет жить вечно - такой вот, с черными волосами и длиннющими усами. Я был пару раз, лет двадцать назад, на его концертах в Израиле. Потом он уже не гастролировал, тут - не выгодно. Впрочем, по поводу вечно - никто вечно не живёт и также, скончался тихо летом, голландский актёр Рутгер Хауэр, чей фильм "Попутчик", я видел неоднократно с отцом, замирая от страха - от его наглой улыбки.
Вроде бы разные, никак уже не связанные между собой люди, но в целом, они составляли для меня какую-то картину моего восприятия мира, а с их смертью, ушла его часть, какие-то участки мозаики. Хотя, если признаться честно, то до сих пор, слишком многое мены связывает со Львовом. Я вспоминаю Лену, Вилли Токарева и Рутгера Хауэра, в связи с какими-то событиями, имевшими место там, во Львове. Что делать, если я понял, что друзей у меня там не осталось, а Львов, был слишком жесток и не для меня - я был чересчур еврейским ребёнком, для того города. Вряд ли, я бы чувствовал себя там счастливее, чем здесь в Израиле.
Слава Б0гу и спасибо моей маме, у меня есть квартира, очень уютная. Есть работа, хоть и не любимая, но меня обеспечивает. Маленький и резвый автомобиль "Малыш" с фотоаппаратом и есть Тель-Авив, где я могу припарковаться бесплатно и отправиться гулять по Флорентину, с его магазинами с ассортиментом из 80-ых годов.
Месяц назад, мне сообщили, что скончался дядя Алик, Александр Шапиро, последний из друзей моего отца. Скончался в какой-то деревенской больнице и хотя бы похоронен на еврейском Яновском кладбище, там была до него захоронена его бабушка. Престижно, по нынешним временам, для Львова.
Бедняга, ему пришлось познать, всю глубину разочарования и упадка. Моему отцу повезло, что он до этого не дожил.
Вообще, я как-то стал глубже понимать людей, какая-то эмпатия и сочувствовать им. Даже не очень симпатичным людям - я чувствую их боль и несчастья. Я устал и понимаю, что умру и что ничего из этого мира не заберу с собой. Поэтому мне нравится тишина и одиночество, я не пускаю в свою жизнь никого, в доме мало горит свет, тишина и я хотел бы спокойно сидеть в своём кресле, в будущем году и иметь возможность писать рассказы. Всё прошло и о многое я сожалею, поэтому, когда говорят о Судном Дне, как дне, когда надо изнурять душу, то душу, я изнуряю ежедневно. Я не прошу о хорошей записи в Книге Жизни, поскольку будет нечестно, получить то, что не заслуживаешь. Если уж и чего хочу, то тишины и покоя и может возможность увидеть, как бы сложилась моя жизнь, если бы ... в том далёком году. Мне хорошо - тихо и счастливо на душе.

Гмар Хатима Това

Гмар Хатима Това - традиционное пожелание одного еврея другому в канун праздника Судного Дня. Да-да, с точки зрения еврейской традиции Йом Кипур рассматривается, как праздник. Не всё же обжираться, как в День Независимости или упиваться до потери сознания в Пурим. И вот, за пару дней до этого Судного Дня у меня в голове закралась странная мысль, пробралась и сидит там... А если человек весь год себя позиционировал, как скотина, манипулировал другими, обкрадывал, говорил плохо за спиной - ляшон ха-ра... Ему тоже нужно пожелать Хорошей Подписи? Ну если такому человеку пожелать Хорошей Подписи, то я буду неискренен, потому что не желаю ему того, что он не заслужил... Конечно, человек может работать над собой, попытаться исправиться, стать лучше - можете аргументировать бы. Когда исправиться, то тогда и пускай будет другая запись в Книги Жизни, а пока ... Я желаю каждому человеку, народу - то, что он заслужил. Гмар Хатима.

Цеховики


- ... тело нашли случайно. Потом уже Алла, позвонила какому-то его племяннику, приехали и похоронили, - какие-то сухие мимолётны строки возникали на экране монитора, в маленьком окошке мессенджера и сообщали со свойственной буквам равнодушием, о судьбе человека.
- ... он и последние годы жил, как бомж. Нашёл очередную молодую девку, потратил на неё деньги, потом продал дом, поехал в село. Бабы и алкоголь сгубили Алика, когда-то богатейшего человека Львова. Жил на даже у друзей, - а разве у человека в его положении остаются друзья усомнился я. Да и бабы с кабаками сгубили мужиков побольше, чем войны. - ... потом в каком-то селе... потом...
Что было потом было неинтересно. Потом у всех одинаковое было и будет. Какое-то нехитрое предсказание будущего, тут гадалка не нужна - всё умрём. Вопрос в другом, как и где. Б0г был милостив к моему отцу и маме. Надеюсь я тоже заслужу такую смерть. Бедняге Алику не повезло... Или повезло? Даже не знаешь, что лучше.
- Он до последнего одевался, также, как и всегда - джинсы, куртка Parmalat. Алла смеялась и говорила:" Старый хитрый поц шифруется...", - как же так уложить руку, чтобы не болело. А чего я ожидал? Что Алик будет вечно молодым? Так так не бывает. - ...шутки с матерком и отца вашего вспоминал. - Алла его и похоронила. Ну не могла она его удержать к последней девке. Вы же знает, его срывало, - знаю. Это я точно знаю. Ему нравились женщины, красивые - он добивался их. Нет, не добивался. Тут другое, они отвечали ему взаимностью. Был в нём, какой-то шарм, стиль. Как у Жан Поля Бельмондо, харизма по-новому. Алла, его многолетняя гражданская жена, была потрясающе красивой и одевалась невероятно модно. Её вкус и эти толстые каталоги, а его деньги и связи, делали из красивой женщины что-то ... Они были красивой парой. Интересно, закатывала ли она, моложе его лет на пятнадцать, какие-то сцены ревности? Впрочем, ей-то не ревновать? Помню моё день рождение. Толи двенадцатое, то ли тринадцатое, когда я нагнал полную квартиру одноклассников и самое главное одноклассниц. Ох, впервые девочки в моей квартире, я звезда вечера, я именинник. Шумели мыв большой комнате, где окна выходили на Галицкий базар - такой вот австро-венгерский люкс, с четырёхметровыми потолками и этими огромными печами. Телевизор, видик, а за окном, то дождь со снегом, то наоборот - снег с дождём. Алик вошёл и всё - молодые тёлочки, как зачарованные полезли к старому дядьке и приглашали его танцевать, заигрывали, а он всего на всего зашёл поздравить меня. Видимо уже тогда, на каком-то подсознательном уровне, они выделяли его среди других мужчин. Не, он к ним не лез и даже станцевал чего-то там, пока крутилась пластинка, но педофилом или по малолеткам он не был. Впрочем, и стариком тоже - я сейчас старше его, тогдашнего. Но я чувствую себя... Не важно, наверное, одним из последних, кто помнит тот Львов, а Львов, без таких, как Алик Шапиро или Рома Мариновский, был бы не тем Львовом, о котором стоит помнить.
Я даже не знаю, о каком Львове пойдёт речь, если я буду его вспоминать. Точно не об этом, новом, открытом для всего света, кроме меня.
В том старом Львове, я точно помню тот день, когда стал обладателем почти новых, слегка поношенных джинс "Монтана", который мне презентовал Алик. Скажем, если у меня завтра появиться джип "Хаммер", то моя радость не сравниться с той, которую я испытал тогда в детстве. В детстве, гораздо легче радоваться и многие вещи, которые я воспринимаю, как само собой разумеющееся, в детстве доставляли мне радость. Сейчас, когда мне хочется купить джинсы, то я иду к Эли на улицу Ховевей Цион, в Петах-Тикве, и на втором этаже его магазина целое джинсовое царство - штабеля всевозможных джинс и изделий из джинсов, но как опытный торговец, Эли всегда предлагает мне только wrangler, одну и туже классическую модель, которую я ношу много лет. Джинсы же во Львове, были статусной одеждой и быть их обладателем, это была мечта каждого пацана. Мою мечту осуществил Алекс, просто придя к нам домой со свёртком, в котором лежали джинсы для меня. Он вообще, будучи богатым человеком, своего рода львовским Крёзом или Ротшильдом - престижная машина шестёрка, кофейного цвета, две квартиры - вёл жизнь плейбоя и вследствие, каких-то своих, необъяснимых капризов, щедро одаривал подарками окружающих. Я стал обладателем шикарных джинс, потом это повторялось несколько раз, пока отец не привёз несколько пар Rifle из Ровно. Чего это я всё о джинсах, да о джинсах... Просто сейчас, когда я набираю текст на экране и заурядные черные буквы заполняют белый лист, я понимаю, что не могу передать той атмосферы счастья, которую я тогда испытал. Потом к джинсам, папа сварганил мне ремень с большой пряжкой, и я ощущал себя одним из героев фильма "Откройте полиция", Г0споди, как я был счастлив. Жизнь продолжалась и Алик, был частым гостем в доме моих родителей. Он одевался со стилем, джинсы, туфли "Саламандра", часы Orient и пиджак в клеточку. Его облик выдавал принадлежность к кому-то другому кругу, не номенклатуры, не пролетариата и у меня, складывалось впечатление, что даже в Советском Союзе можно быть таким вот плейбоем, тем более, что дамы сердца у Алика, менялись довольно часто. На его фоне, мой отец, ведший образ жизни благонравного и скучного семьянина, тем более обзавёдшийся к зрелым годам брюшком, казался скучным. Мне казалось, что семья, обязанности, это просто невыносимая скука. Видимо уже тогда, в младые годы, я не был настроен на длительные семейные отношения, хотя бы на уровне подсознания, спустя много лет, я могу предположить, что мой отец, будь благословенная его память, не был настолько идеальным семьянином, как мне казалось тогда. И эти пьянки... Ну, спустя много лет, а я до сих пор очень воздержен в потреблении алкоголя.
А может, это заслуга и косвенное влияние дяди Алика? Семья, кажется мне каким-то странной формой социального образования, какой-то неестественной, тем более, меня периодически охватывает шок, когда я вижу наклейки на машине "Незадачливый папаша". Когда в разговоре с сотрудником, я поинтересовался, что означают подобные наклейки на автомобилях и он поведал, что это группа в Facebook, когда отцы, которые не могут забрать ребёнка из садика или привезти в школу, помогают один другому, возят в секции... Такими вот наклейками, они сублимирую своё чувство вины, что не могут принять участие в воспитании детей. Полнейший абсурд - сведение роли мужчины в семье на роль плохой няньки. В подобной ипостаси я плохо представляю себе кого-либо из мужчин, на которых я равнялся ребёнком и даже мой дядя Иосиф, муж маминой сестры Нелли, который по словам моей бабушке Даши был не человеком, а ангелом во плоти и видевшая вокруг венчика волос дяди Иосифа нимб, так вот дядя Иосиф - тихий, послушный семьянин, прекрасный инженер и мастер на все руки, не наклеил себе на машину такую вот унижающую его достоинство наклейку. Начинавший, как простой рабочий на заводе "Электрон" и доросший до директора СКБ - нет в таком, само унижающем амплуа, я его не представляю. Он, занимавшийся и посвящавший время мне, но с подобной наклейкой?
Я пишу, всё же об Алике. Было у него пару детей, от разных браков и разных жён. Одна из них, по-моему, давно живёт в США и вроде он уже давно дедушка, а может и неоднократно. Алик был широкой натурой, деньги и связи, он помогал многим и помощь выражалась по-разному - кому доставались дефицитные вещи, лекарства, о которых не знали в СССР; путёвки... Однажды он появился в доме знакомой, которая только родила, с какой-то умопомрачительной коляской, сделавшей фурор в светской тусовке Львова.
Сыну гражданской жены приобрёл кооперативную квартиру, а потом разругался с ним вусмерть.
Как-то раньше, если вдуматься, дефицит способствовал тому, что люди, рождённые в СССР, умели радоваться. Я до сих пор, на удивление бережлив, хотя, казалось бы, при нынешнем-то изобилии в магазинах и Интернете, но нет того чувства, когда я мог радоваться.
Нет, не то, что я лишён возможности радоваться, но вот такого чувства, как было в том далёком львовском детстве у меня нет. Чего-то в жизни ушло, ушло вместе с тем Львовом, той атмосферой и теми людьми, которые составляли тот далёкий и неповторимый Львов. Один из плохихи поступков Алика, прости ему Б0г, ибо пишу эти строки в дни великого праздника Рош-ха-Шана, была история с собакой. Завёл себе Алик тогда дрессированную собаку, по-моему, овчарку и ушёл в загул. Собака, с которой не гуляли сошла с ума и её пришлось пристрелить. Не было это не злым поступком, ни умыслом, а просто бабы и кабаки, до коих был он охоч. Благодаря Алику, отец купил видеомагнитофон, который сыграл такую вот роль в моей жизни - именно благодаря видеомагнитофону, занялся я спортом, не опустил руки, когда умер отец и верил, что даже в одиночку, можно добиться справедливости, хотя по поводу справедливости, сейчас, у меня довольно спорное мнение, потому, как восстанавливая справедливость, можно такого наворотить, что...
Вторым другом моего отца, тоже уже покойны был Рома Мариновский. И если по виду Аликам было видно, что он цеховик и блатной, то Рома, в отличии от него, одевался всегда с иголочки, обычно в светлые костюмы, рубашки с откладным воротником и шейным платком. Его седые волосы, довольно длинные, лежали какой-то копной и если бы кто видел Рому, то скорее всего он производил впечатление удачливого художника, деятеля искусств или антиквара, на худой конец, но уж никак не цеховика или бизнесмена. Нет, антиквариатом Рома интересовался, но исключительно в целях заработка на нём. Внешность была обманчива, поскольку Рома Мариновский, был бизнесменом до корней волос и ни одно действие, ни один поступок, не могли не принести ему прибыль. Его первая жена, Мэра, в последствии уехавшая в США, не без помощи Ромы - была маминой подругой и одноклассницей. Как-то вот так, он стал вхож в дом нашей семьи.
В его голове выстраивались такие многоходовочки, что живи он в наши дни, думаю Абрамович был бы максимум у него секретарём. Он не мог не мыслить прагматично, в его словах, действиях, всё было подчинено какому-то сложному плану, был он воплощением Денег. Он не мог быть другим и если у него, хоть когда-то были сантименты, то исключительно по отношению к дочери, а потом внучке. Умирал он страшно и даже напугал моего отца - на грязных простынях, в доме своей то ли любовницы, то ли одной из бывших жён, никого не узнавая. Его математический мозг, отказался подчиняться ему и отец, увидевший его за месяц до смерти, был просто напуган.
- ... Алик жил у какой-то женщины, в селе. Стало плохо и Володя, начальник Аллы, который был шапочно знаком с Аликом, забрал его в больницу. Сделали операцию, причём успешно, но вот после... Вы понимаете?
- Да, ещё как понимаю.
- Скончался он и даже похоронили на Яновском.
- Ого, там же давно не хоронят.
- Могила бабушки, дохоронили. Даже какой-то то ли племянник, то ли дальняя родня, читали чего-то по-еврейски...
- Наверное "Кадиш" - Поминальная молитва.
- Наверное, я в этом не разбираюсь, - сказала собеседница.
Ночь тёмная, начинается новый еврейский год, новое обновление. За последние пару месяце я побывал на стольких похоронах и столько умерло, что я и сам удивлён, как я ещё живой. Со смертью Алика, ушла в прошлое, эпоха львовских цеховиков, думаю он был последний. Ушли в прошлое многие истории с чековых магазинов, подпольных цехов и некоторые воспоминания, уже даже у меня становятся не столь яркими.
Последний раз я видел его в 1995 году, когда прилетел во Львов, после окончания срочной службы в израильской армии, накаченный и на понтах - как же, Пограничная охрана Израиля. Хотел угостить старика тогда кофе с коньяком, тем более были деньги и хотел продемонстрировать, что сын Петра Толчинского тоже не лыком шит. Он рассмеялся, и мы пошли в магазин, хлебный, на углу площади Рынок, пили кофе с коньяком, и я рассказывал ему, про жизнь, про Израиль, про тёплое, даже в декабре, море. Казалось, всё это было только вчера, а глянь-ка - прошло 25 лет.
Хотя какой он был старик-то? В 95-ом он был даже моложе меня нынешнего, но была в них та закваска, которая отделяла настоящих мужиков от нас.
Год назад пытался связаться с ним, были какие-то контакты через группу. Не получилось. Просил товарища, но поучил ответ: "Сам справишься". Всё прошло, всё умерло и ничего не болит.
Хотя кажется, что закончу эти строки и выйду в салон, а там увижу их... По мановения маминой руки возникнет на столе место, чистая тарелка, рюмка и скажут: " Да хватит тебе писать, садись уже с нами. Тоже Довлатов выискался"... Всё прошло.
Tel-Aviv 2019

Где же мне машину тут запарковать?

На одном месте работы со мной работал один феерический тип. Был он отцом троих детей, болеющих какими-то странными непонятными генетическими заболеваниями, названия и симптомы которых были известны очень узкому кругу специалистов. Всегда он был какой-то загнанный, неопрятно одетый и с удовольствием посвящал всех в подробности заболеваний, визитов к врачам и проблемам воспитания. Очень сокрушался по поводу того, что жена его не может забеременеть четвёртым ребёнком, чтобы счастье заполнило наполненный страданиями их дом. У меня он вызывал какое-то раздражение и брезгливость вместо, казалось бы, самой собой, разумеющегося сочувствия. За это мне было стыдно и я не понимал, почему так. Наверное, в связи с тем, что его дети были больны, он считал, что весь мир перед ним виноват, если чего-то ему не должен. Странно, но как потом выяснилось, подобные чувства были у многих моих сотрудников, просто общество диктует нам, какие-то нормы поведения, реакцию на событие, а СМИ активно формируют, точнее формировали шаблоны восприятия.
На днях в Израиле, на парковке ТЦ, был убит троих детей, двое из которых инвалиды. Убит из-за парковки, в споре из-за парковки. По поводу личности убийцы делались предположения и догадки. Вплот, что это глава или отец главы, какого-то крутого криминального клана.
Я несколько раз прочитал заметку и прочитал там то, чего корреспонденты стремились завуалировать от взгляда читателя, у которого и так переизбыток информации.
Итак, две машины - убийцы и будущего убитого приезжают на парковку ТЦ. Машина будущего убийцы занимает две парковки и приоткрыв окно, ещё не убитый, начинает спор с женой ещё не убийцы. Далее события развиваются более активно и уже спор перерастает в физическую стадию и жена убийцы начинает бить парня сумкой, а тот толкать её, в результате женщина падает. Следующий этап из припаркованной машины вылазит мужик и стреляет в ещё неубитого парня, сначала в ногу. Тот падает и начинает орать на него :"Чего ты делаешь?". Самые уместные слова? После чего получает пулю в грудь и помирает. В соцсети начинается сбор денег его семье.
Далее узнаём, что обвиняемый в убийстве - мужик, возрастом хорошо за 70 лет. Думаю жена его ненамного моложе. На фотографии убитый - мужчина возраста до 40 лет. То есть физический конфликт за парковку был уже не между сверстниками, а между мужчиной в расцвете сил и престарелой женщиной. В результате которого, женщина оказывается на полу, от толчка.
Её муж, вполне естественная реакция, вступается за жену и стреляет в ногу. Но парень, уверенный в своей правоте, падая на спину, говорит :"Что ты делаешь?"? Вы правда верите, что это он сказал? И в результате аффекта, дедушка старый ему всё равно - стреляет в грудь.
Я категорический противник любой формы насилия, противник смертной казни, но... уверен, что в здоровом обществе и нормальной стране, любой человек имеет право иметь оружие и защищать свою честь и достоинство, а также своих близких. Вполне возможно, что у старика и не было другого выхода. Вполне разумно было бы, проехать на другой уровень парковки и запарковаться там, тем более имея детей инвалидов, автомобиль оборудован специальным знаком с приоритетной парковкой. Более того, что странно, что молодой мужчина переходит к физическому конфликту с пожилой женщиной, в результате которого ... она оказывается на полу. Лично у меня эта ситуация вызвала множество вопросов, особенно, после сбора средств семье погибшего.
Если мужчина, производит не вполне здорового ребёнка, а затем второго, то мне кажется, что вполне разумным шагом, даже обязанностью, было бы сделать страховку жизни, на всякий непредвиденный случай.
Более того - первый нездоровый ребёнок, это знак, что может надо подумать о дальнейшем воспроизведении потомства. И уж сделать страховку... Ну согласитесь, это нездоровый эгоизм, потому что если ребёнок болен это полбеды, вторая половина беды, когда умрёт опекающие его родители и он останется никому ненужным в этом не самом дружелюбном из миров.
В любом случае, я не оправдываю любого убийства и оценку этому делу даст суд, хотя - дедушка старый, ему всё равно.
Лично я сделал из этого, в очередной раз вывод- будь дружелюбен и вежлив, думай, что говоришь и делаешь. Пей много воды в нашем горячем климате и приучай детей читать книги, воспитывай их, а главное донести до них, что им никто ничего не должен и да пребудет с вами счастье.

Поминальная свеча начала осени

Первое сентября уже много лет ассоциируется у меня не с началом учебного года, с днём рождения моей, точнее нашей - моей и двоюродной сестры, покойной бабушки Доры (Дарьи) Львовны Уманской. Странно, дату смерти её я помню плохо, а вот рождения запомнил хорошо. Наверно потому, что бабушка сыграла в моей жизни, взрослении слишком заметную роль и слишком любила меня. Я же, со своей стороны, воспринимал её, как настолько глубокую старуху, которая знает всё и везде принимала участие. Со временем к дате первого сентября, добавились две грустные даты - дни смерти маминой сестры Нелли и её мужа, дяди Иосифа.
Как-то чересчур наполненная событиями дата и зайдя, точнее, когда заполз домой, я всё-таки хочу записать то, как мы бабушка Даша спасла нас всех - меня, сестру, дочерей Нелю и Валю. Точнее спасла бабушкина старшая сестра Вера. Бабушка, по словам членов семьи, обладала жёстким характером, был рациональна и хозяйственна, прекрасно готовила и безуспешно пыталась спрятать от меня сладкое, но на момент войны она была беременна моей мамой, Валентиной Владимировной и имела на руках старшую дочь Нинель. В начале июня, её пригласила в гости, бабушкина старшая сестра Вера. Вера, для того времени, была человеком прогрессивным и если у бабушки был трудный, то у Веры был железный характер. Уже в поздние годы, когда произносила своё весомое слово старшая из двух сестёр, младшая скромно замолкала.
Перед началом войны, как я повторяюсь, бабушка приехала к старшей сестре, которая ой-эк, уже была к тому времени разведена и вторым браком, была замужем за украинцем-коммунистом, работником обкома - по тем временам, для еврейски, это был вызов обществу, такой-то брак. Война застала их в Виннице и поначалу ехать в эвакуацию, ни одна из сестёр не хотела, тем более, что были с детьми, да и к тому же была беременна. Пётр, муж Веры, настоял, чтобы они уехали, хотя ещё по Гражданской войне, обе сестры помнили, что там где стояли немцы, был относительный порядок. Вера, получив хорошее внушение от мужа, отыгралась на младшей сестре и по воспоминаниям тех рассказов, что я помню, беременная бабушка Даша опомнилась в поезде, с Нелей в одной руке, моей будущей мамой в животе и мешком хозяйственного мыла. Благодаря этому мылу они и выжили в эвакуации - стирали бельё, обменивали его. Мама, родилась в середине октября, в посёлке Абдулино, Чкаловской области. Благодаря Вере, её мужу Петру и моей бабушке выжила и тётя Неля, и моя мама, и следующие поколения моей семьи живущие в Израиле и США. Пётр, благослови Б0г, его коммунистическую душу, геройски погиб, подорвав себя в доме, окруженный украинскими же полицаями. Некоторые этапы его жизни можно увидеть в фильме "Подпольный обком действует" - такой вот блокбастер советского периода. Там же, когда идут титры, можно увидеть третью бабушкину сестру, Лизу, которая стрижёт партизан в отряде. Из всей огромной еврейской семьи выжило лишь три человека. Дед Вэлф (Владимир) Маркович, вступил на фронте в компартию, воевал, был награждён и когда вернулся домой, то моя мама, никогда не видевшая отца, долгое время не могла называть его папой, тогда у многих детей вообще отсуствовало понятие отца, как таковое.
Лизу, бабушкину сестру и её дочь Женю, спас солдат вермахта, а потом Лиза ушла в лес, к партизанам, где должна была скрывать то, что она еврейка, а её дочь прятали поляки и вырастили, как свою.
Сейчас, спустя много лет, я наконец-то начинаю понимать, то, что не понимал в детстве, как такие древние старухи, как Даша, Вера и Лиза, могли пережить
это страшное время и только благодаря им, я сейчас могу писать эти строки. Как мой дед, Вэлф - робкий и скромный человек, проработавший сначала в театре оперетты, который потом переехал в Одессу, а затем в театре ПрикВО, прошёл эту войну. Откуда и них были силы и духовные, и физические? Другое поколение, не чета нашему - я сегодня проездил пару сотен километров в дорогой машине, а падаю с ног...
Ну а по поводу Петра, украинца и коммуниста, то живи он в своё время в Содоме, наверное Б0г не сжёг бы тот город, из-за одного праведника.
Видимо из-за таких вот петров и безымянных поляков, которые прятали Женю, до сих пор есть хоть какая-то надежда у Украины.
Догорела поминальная свеча, да и завтра снова на работу... Напишу, как-то в другой раз...

Проблема на Миллион долларов

Ехал я месяц назад с товарищем, прогуляться по Тель-Авиву, поснимать Флорентин и в общем, найти причину, чтобы не сидеть дома. По дороге заходит у меня с ним абстрактный разговор, что если бы ему или мне свалился бы на голову 1.000.000 долларов, как у Марка Твена, то как бы мы поступили. Я однозначно говорю, что забросил бы работу и спокойно бы зажил в какой-то европейской глуши, ежедневно бы гулял, иногда чего-то фотографировал бы и снимал... Мой товарищ, с жаром говорит, что вложил бы деньги в бизнес, развил бы его и получил бы ещё большую прибыль и т.д. и т.п. На ходу в машине, он уже строит бизнес-план и фонтанирует идеями.
- Чувак, тебе осталось десятка два лет жизни. С какого перепугу тебя развивать бизнес, угрохивать себя на работе, получать нервные стрессы? Тебе Жизнь даёт шанс прочувствовать её вкус получить хоть какой-то покой.
- У тебя нет цели в жизни, нет стимула.
- У меня в жизни вполне естественное стремление к покою, поскольку смысла зарабатывать деньги или чего то менять в жизни, я не вижу. Максимум, помочь животным, ещё как-то понимаю, как рациональную цель.
- Цель в развитие, достижении другого социального уровня...
- Да зачем мне уровень? На тот свет уходят все и рокфеллеры и слесари...
Спор затих, поскольку мы столкнулись с режением очень сложной проблемы - поиском парковки в Тель-Авиве и все наши усилия были сосредоточены на этом, но и псоле этого я думал, что взяв одно и тоже, люди получат совершенно разные результаты - я - Тишину и Покой, а мой друг - Проблем на Миллион долларов.

Tel-Aviv 2019

Fidelis ad Mortem

Скамейку, с ящиком для какого-то инвентаря, на кладбище, я ещё заметил со времени смерти маминой сестры Нелли. Лежали там тряпки, ведро, какая-то канистра и шкрябалка для травы - нехитрый набор для поддержания в надлежащем виде могил близких - смывания с них или своей совести, чувства вины перед ними. Удобно, в конечном итоге - не надо с собой привозить ничего. Всё на месте. К тёте, спустя пару лет, присоединился дядя, а потом и мама. В конечном итоге, в очередной приезд, я приехал туда с оранжевой половой тряпкой, которой мама мыла пол. По её утверждению, лучше материи для мытья пола нельзя было и найти - она была идеальна. В чём её идеал я так и не понял, в любом супермаркете, такие продают три на червонец, правда не оранжевого цвета. В ящике для инвентаря, она сушится и ждёт очередного визита, когда я смываю верной половой тряпкой с памятника её хозяйки, очередной слой пустынного песка - абсолютно бессмысленная работа. Через час, после моего ухода, могила снова покроется песком, а оранжевая тряпка снова будет сухой и ждать, когда ей промоют могилу своей хозяйки. Даже у старой половой тряпки, существование наполнено большим смыслом и честью, чем у многих людей.

Пацаны


Пацаны - это американский сериал о супергероях и людях, которые им противостоят. Вообще, я не поклонник ни фильмов про Бетмена, ни про Супермена, ни про кого-было ни было... Простой, казалось бы сериал, несёт в себе глубокую мысль. Обладание какой-либо уникальной или суперспособностью, ни делает человека или супергероя безупречным, он просто умеет делать что-то, что не могут другие, а в остальном он остаёться таким же человеком с полным набором отрицательных и положительных черт. И не важно о ком идёт речь - о Супермене или Сталине, гитлере или Путине, Рабине с его мирным процессом или второсортного американского актёришке Ричарде Гире, возомнившем себя пророком... Не сотвори себе кумира - вот основная идея этого сериала. Посмотри и подумай на досуге.